• -Kb5Qas_qPo-1.jpg
  • -KrOg7eL9lo.jpg
  • -rElP0DFHJg.jpg
  • 0ArEw-LYDp8.jpg
  • 0G5VbMCmcjk.jpg
  • 1.jpg
  • 1dOeLW0Fq70.jpg
  • 1StXtAKWaac.jpg
  • 4iznf5o_0Bc.jpg
  • 4S_QH59S-vk.jpg
  • 5J21nQ3UZL0.jpg
  • 7.jpg
  • 9XHOTMlsdbM.jpg
  • 52H_XUiXSQ8.jpg
  • 98KObPCktHY.jpg
  • 908765.jpg
  • Aj3oeE4G9Jw.jpg
  • AwZXSMmnaWA.jpg
  • bjY6mtXLZCc.jpg
  • brK38YNe6WU.jpg
АРХАНГЕЛЬСК,   РОЗЫ ЛЮКСЕМБУРГ, 1   "ЧАС ПИК"     +7-8182-68-08-08

Вячеслав Буров: «В Польше, когда играю за клуб, между партиями включают «Калинку»

ФНТР продолжает цикл материалов с победителями популярного традиционного турнира на призы Алексея Родина разных лет. Интервью с ведущими отечественными теннисистами настоящего и прошлого организованы Федерацией настольного тенниса Архангельской области.

Двукратный чемпион России в мужском одиночном разряде, победитель чемпионата и Кубка России в составе сборной Санкт-Петербурга, серебряный и бронзовый призер Универсиады Вячеслав Буров рассказал о своей победе над Ма Линем, выступлении за родной питерский «Гидромет», переходе в клубный чемпионат Польши, высказал мнение о вреде быстрых накладок на начальном этапе обучения, а также о многом другом.

- Я коренной петербуржец. Теннисом начал заниматься даже раньше, чем в школу пошел. Помню, что 16 августа, просто ходили с родителями по улице и заходили в разные секции. В секции какой-то борьбы мне не понравилось, как людей об пол кидали, а в секции настольного тенниса было много детей и весело. Ее я и выбрал. Первым тренером стала Тамара Григорьевна, фамилию точно не помню. Она много занималась со мной и моим другом Андреем Карповым и сумела привить любовь к настольному теннису, которая не проходит до сих пор.

- У вас большая клубная карьера, расскажите поподробнее.
- С 2001 года начал играть за питерский «Гидромет». Сначала у нас была команда: Филичев, Стеценко, Бархатов, с которым я боролся за третий номер в команде. Но с середины 2002-го я прочно закрепился на этой позиции. Отыграл за «Гидромет» 11 лет подряд, а в сезоне 2011-2012 перешел в «Спарта», который тогда была в Казани. Коллектив в мой первый год был дай бог каждому: Вася Лакеев, Леха Ливенцов, я. Потом «Спарта» переехала в Москву, а к нам добавились Миша Пайков и Андрей Байбулдин. В первый мой год нам поставили задачу занять 3-е место, и именно в этот сезон мы обыграли «УГМК», а я победил Ма Линя на одном из туров (во втором сезоне мы разок обыграли «Газпром»). В плей-офф в матче за 3-е место мы взяли верх над «СИТЭК» из Улан-Удэ, в составе которого были сильный китаец и Гладышев, и выполнили задачу на сезон. Для меня это был первый опыт игры за клуб, который ставит цели занять какие-то места в чемпионате. За 11 лет в родном «Гидромете» руководство никогда не объявляло конкретных задач, только совершенствовать свое мастерство и стараться обыграть сильных соперников. А тут нам сказали, что нужно выиграть бронзовые медали и тогда будет премия. Впервые я ощутил большую ответственность за свою игру, свой результат. Потом, когда команда переехала в подмосковное Видное, давление снизилось, да и чемпионат начал чуть-чуть ослабевать. Некоторые ребята уезжали за рубеж и осталось, по сути, три команды: «Газпром», «УГМК» и мы. Мы объективно стали третьими: обыграть лидеров тяжело, собственно, как и проиграть остальным. В последний год моего пребывания в «Спарте» мы регулярно побеждали «УГМК» и «Газпром» и в итоге заняли первое место в регулярке. В полуфинале взяли верх над «Казанью», а «Газпром» – «УГМК» встретились между собой. Финал мы проиграли, и серебряная медаль стала высшим моим достижением  в клубном чемпионате. Потом на один год вернулся в «Гидромет». Один из туров проходил в Питере. После того, как проиграл две встречи в одном матче, понял, надо что-то менять, и начал реально искать клуб за границей.  Мне помогли найти команду в польской суперлиге, где я отыграл уже три сезона.

В Польше другая система матчей, которая поначалу сильно шокировала. Первый сезон стал каким-то космическим. Дринхолл, Пуцар…  Обычно я играл с ними раз в несколько месяцев на «про-турах», а тут у меня каждый матч с игроком из «сотки» мира. Были небольшие нервы, но пошли победы и первый сезон я отыграл очень здорово, хотя мы боролись за выживание. Из 12 команд слабой была только одна. Мы не вылетели, опередив клуб, в котором были польский китаец Ван Чжэнь И, очень сильный на тот момент индус и белорус Паша Платонов.

Конечно, ощущения от игры при системе «матч дома – матч в гостях», сильно отличаются от тех, что испытываешь в нашем клубном чемпионате. Когда 300 человек следят за одним столом и все время болеют, кричат, это непередаваемые ощущения. Никогда таких не испытывал. Мондраж сначала был жуткий. Постепенно болельщикам я понравился, за меня стали переживать, поддерживать и уже в перерывах между партиями «Калинку» включали и благодарили. Я освоился и кайфовал.

В итоге три отыграл сезона за одну команду, где у меня сложились хорошие отношения с боссом, который и тренер, и главный спонсор (какую-то небольшую сумму дает клубу еще администрация города). У него большой бизнес, и, будучи любителем тенниса, из своего кармана вкладывает в бюджет клуба. В последнем сезоне выступил не очень хорошо, лишь чуть-чуть в плюсе. Причина в контракте с «Victas», из-за которого все время приходилось пробовать новые накладки. Их мне прислали, когда сезон уже начался. Тяжело было приспосабливаться, когда всю жизнь отыграл «Tenergy». Но в следующем сезон я снова буду выступать в Польше, и в этом же клубе.

Как-то ваш личный тренер Аркадий Эльберт сказал, что вы очень хорошо читаете игру, умеете находить дырки в игре соперников. Как вам это удается? 
-
У меня никогда не было каких-то особых физических данных, и выносливым никогда не был, но я могу анализировать игру. Я много смотрю теннис, анализирую соперников: как они двигаются в первые несколько ходов, куда и как встают после своей подачи, где принимают и уже от этого начинаю отталкиваться в своей тактике. 
Как отрабатываю правую скидку? Простой БКМ, мне кидают – я скидываю, порой по 40 минут в определенное место.  Я нашел на столе несколько мест, куда эффективно скидывать (почти для любого соперника): по длине, чем ближе к белой линии, тем лучше, и по ширине, чуть косее. Но, как только соперник начинает привыкать, смещаю направление. 

Вы упомянули о контракте с «Victas». А вообще вы чем и когда играли?
- В детстве начинал какой-то магазинной ракетой. Насколько помню, год вообще к столу не подходил. Мы учились набивать, эстафеты с набиванием бегали, об стеночку играли.  Считаю, это развивало чувство мяча, умение им владеть. Когда освоили технику, нам поставили накладки из кусочков, а деревяшки кто-то в Питере делал. Был счастлив безумно. Сейчас я ярый противник того, чтобы детям ставили сразу быстрые накладки. 
1,5 года назад подписал контракт с «Victas». По началу они мне прислали на пробу серийные накладки, как в магазине. Ими я выиграл чемпионат города, отбор на Россию, но на чемпионате страны результат получился печальным. К этим накладкам я оказался не готов. Поэтому отказался от «магазинных», и мне прислали спецзаказ.  

Как обстоят дела с тренировками сейчас, когда спортивная жизнь замерла из-за карантина?
-
Тренироваться возможности пока нет.  У моего знакомого стол на даче стоит, к нему ездил 3 раза поиграть, чтобы не забыть, как ракетку держать. Делаю элементарные упражнения, а так у меня семья большая – двое детей, потому занятия это в основном прогулки, футбол с сыном, зарядка.

Есть мнение, что для подготовки сборной необходим единый специализированный центр.
- С одной стороны, правильно, с другой стороны – у всех семьи. Все уже обосновались в своих городах. Если тренироваться в центре, то надо перевозить семью с собой, иначе получится, что ты будешь все время без нее, ведь мы играем в теннис круглый год. Сейчас для меня это невозможно.  Такой центр для молодых, кто готов пахать круглые сутки. Для меня оптимален приезд на сборы.

Если тренер успешно воспитывает талантливого спортсмена, но в его городе нет нужных условий (инвентаря, спаррингов) для дальнейшего роста, что делать? Переезжать с подопечным в город, где все это есть или передать спортсмена коллегам?
- Думаю, что можно переехать. Но опять же это зависит от многих факторов – семья и т.д. Кроме того, тренер должен чувствовать свой профессиональный потолок. Если он понимает, что дальше ему уже тяжело справляться с новым уровнем задач, тогда надо передавать.

Вопросы задавал Алексей Хорьков

Блиц-опрос

«Зенит» футбольный или «СКА» хоккейный?
- И то, и то.

«Mercedes» или «BMW»?
- Не то, не то.

- Метро или наземный транспорт?
-
Если есть возможность, то лучше пешком.

- Многоквартирный дом или частный?
-
Лучше, конечно, частный, но это далековато от города.

- Нужен ли спортивный психолог?
- Нужен на 100%. Топ уровень – это большие стрессы, большие нагрузки. Психологически и физически справляться с ними самому не всегда под силу.

- Мяч пластиковый или старого образца целлулоидный?
-
Непринципиально.

- Партия до 21 очка или до 11?
-
До 11. А лучше до 7.

- Подача, когда можно было закрывать, или как сейчас?
-
А сейчас ничего не изменилось. (улыбается)

- Мокасины или кроссовки?
-
Мокасины.

- KFC или StarFoods?
-
Домашняя еда. (улыбается)

- Принимаете ли вы витамины?
-
Витамины, в основном, принимаю для суставов и связок, поскольку колени у меня прооперированы, и им нужна поддержка. 

- Как бороться с мандражом во время матча?
- Обратиться к психологу, он поможет.

- Кто любимый теннисист, был ли кумир с детства?
- Кумира никогда не было. В детстве нравился Йорген Перссон.

Пресс-служба ФНТР выражает благодарность Людмиле Варакиной, директору КНТ «Родина», за помощь в подготовке материла.

Источник

 

fx7E7PcXs48 

1_champion_2017_women_5950a7d55d362_

1_tyrnir_v_d_2_1
1_04_2020_reiting_

           1_prais_list_2019

            1_raspisanie_1_

  КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН РООФНТАО 2020.pdf
Наши друзья
Баннер

Смотреть все новости


Баннер
Баннер
Баннер